Москва, Б. Козихинский пер., 19/6 стр 1(вход в арку во двор дома 17) Тел.: +7(495) 699 9854, 699 8550 E-mail: gallery@ggallery.ru

Hа главную

 
 
Поручик-экспрессионист
 
 

03.10.2005 / Сергей Сафонов

 

Материал опубликован в "Газете" №187 от 2005-10-04г.

     В Москве постепенно формируется сообщество галерей, которые хоть и занимаются «старым» искусством, а все же не скатываются до амплуа торговцев-старьевщиков. Особенно такие галереи заметны на том, на первый взгляд, небольшом историческом пространстве, что расположено между сугубым антиквариатом конца позапрошлого века и художествами второй половины века ХХ: «Элизиум», «Г.О.С.Т.», «Арт-Диваж». Будет еще, хочется надеяться, время, когда кураторы немногих цивилизованных очагов прежней художественной культуры решатся на серьезный совместный проект. Пока же приходится наблюдать за каждой галереей в отдельности. Со временем, например, стала как-то особенно понятна, а оттого достойна уважения та «упертость», с которой куратор-идеолог «Арт-Диважа» Ильдар Галеев пашет свою довольно узкую пашню: подзабытое графическое искусство 1920-40-х годов. Его очередная выставка посвящена Владимиру Бехтееву (1878-1971). Для одних – автору забытому или прежде неведомому; для других – участнику самой первой выставки «Бубнового валета» и соратнику Василия Кандинского по мюнхенскому объединению «Синий всадник». То есть легендарному художнику легендарной эпохи.

     Даже трудно сказать, что в этом проекте первично – выставка или исчерпывающий каталог, собравший всю информацию, известную о мастере на сегодня. Бехтеев родился в Москве, учился сначала в реальном, затем в кавалерийском училище, за три года до нового, ХХ столетия поступил в кавалерийский Митавский полк в городе Ченстохове. Выход в отставку в чине поручика совпал у него с увлечением рисованием. Дело было не в избытке освободившегося вдруг времени, наоборот: желание взяться за кисть и карандаш как раз и оказалось причиной для прекращения военной карьеры. Начинающий художник приступил к занятиям под руководством Кардовского и Ционглинского, впервые съездил в Италию. Однако большее влияние на Бехтеева оказало попадание в Мюнхен – не только город с вполне определенными культурными традициями, но и место обитания знаменитого Кандинского и его единомышленников - Алексея Явленского, Марианны Веревкиной и других. Вхождение в круг художников «Синего всадника» не вырвало Бехтеева из контекста отечественного искусства: он участвовал и в выставке «Нового общества художников» в Петербурге, и в самом первом московском выступлении «бубнововалетчиков».

   Разумеется, начало Первой мировой положило конец российско-германской художнической идиллии. Бехтеев вернулся на родину, служил в Борисоглебске поручиком запаса. После революции трудился в Отделе по делам музеев и охраны памятников старины и искусств Наркомпроса. Как ни странно, художник, корни творчества которого уходили в немецкий экспрессионизм, безболезненно существовал в советской России – может быть, потому, что занимался графикой, а не живописью. В 1922-м он начал работать в издательствах: делал обложки, иллюстрации. Оформил, в частности, «Огни на курганах» и «Финикийский корабль» Василия Яна, японскую сказку «Непобедимый богатырь». В 1930-е Бехтеев ездил по стране еще и в качестве графика-станковиста: серия акварелей была написана в Гудаутах, по заказу Литературного музея он предпринял путешествие с красками и этюдником на Кавказ, по Военно-Грузинской дороге. За все 93 года жизни только однажды о Бехтееве вспомнили как о формалисте: в постановлении Академии художеств 1949 года. Зато он оказался тогда в компании Натана Альтмана, Павла Кузнецова, Надежды Удальцовой, Александра Тышлера и других первоклассных мастеров.



Тел.: 8-495-699-98-54
8-495-699-83-83
8-495-699-85-50