Москва, Б. Козихинский пер., 19/6 стр 1(вход в арку во двор дома 17) Тел.: +7(495) 699 9854, 699 8550 E-mail: gallery@ggallery.ru

Hа главную

 

Подозрительно белая бумага

 

 

25.03.2007 / ИГОРЬ ЧУВИЛИН

 

Материал опубликован в "Газете" №53 от 2007-03-26г.

 

     Выставка графики и живописи Алексея Успенского открылась в «Галеев Галерее». Большая часть произведений ленинградского художника, погибшего в 1941 году, привезена из Вологодской областной картинной галереи.

     В работах, висящих на стенах галереи, есть одна странность: между акварельными пятнами в графических листах проступает бумага, и она белая. Для работ 1930-х годов это почти невозможно, все любители графики знают: бумага от света желтеет, и в работах даже десятилетней давности зачастую начинают резко выделяться белила. Изначально попадавшие в тон с листом, они вдруг становятся резкими синевато-белыми мазками. Но никакого подвоха здесь нет. Просто графика Успенского не видела света более полувека. Она почти не экспонировалась в 1930-х: не попадала в ногу со временем, точнее - с его требованиями. А потом до конца века лежала в сундуке.

Наследники другого представителя ленинградской школы - Николая Тырсы в 1999 году отдали в Вологду около 800 работ Успенского. До этого момента художника Успенского почти что не было. То есть воспоминания, иллюстрации, опубликованные в журналах 1920-1930-х годов, перечисление в списке основных художников довоенного Ленинграда - это было. Не обходилось без упоминания Успенского и когда речь заходила о советском художественном стекле: в этой области его помнили как основателя школы дизайнеров. Но как художник Успенский впервые всерьез появился и стал отчетливо виден только на рубеже ХХI века, в момент попадания его наследия в вологодский музей, когда физически обозначились, стали частью «объективной реальности» его произведения. А раньше лишь отдельные разрозненные работы в разных музейных коллекциях говорили о том, что такой мастер был.

     Вологда в этой истории появилась не случайно. Директор вологодского музея Владимир Воропанов - из редких активных музейщиков, сумевших избежать снотворного действия архивной пыли. Его усилиями в Вологде собрана полноценная коллекция петербургской и ленинградской графики. Кроме того, с этим городом связана биография Николая Тырсы: художник умер здесь в 1942 году во время эвакуации, пережив Алексея Успенского на год. Но именно Тырса вытащил из развалин квартиры своего товарища уцелевшие работы. Бомба попала туда в момент, когда Успенский, уже спускавшийся в подвал, вернулся за книгой, оставленной на рояле. Его тело так и не нашли.

     Работы Тырсы уцелели в блокаду благодаря тому, что в июне 1941 года открылась его выставка в Русском музее; все произведения после начала войны перешли в музейный фонд. Успенский, возможно, был бы следующим экспонентом: в 1935 году Русский музей уже делал выставку ведущих ленинградских графиков. Лебедев, Тырса, Лапшин и Успенский тогда оказались почему-то в одном пространстве с Казимиром Малевичем. Перечисленная четверка (главный супрематист не в счет) была дружна и составляла, без сомнения, одно из сильнейших художественных сообществ того времени. Сила была, конечно, исключительно творческой - эстетское, аполитичное их искусство имело все шансы на жесткую цензорскую правку и выжило благодаря тому, что критики, видимо, просто не догадывались: Тырса выбрал себе в кумиры Матисса, Лебедев - Ренуара, Лапшин - Марке, а Успенский - Дюфи. «Французистость» ленинградской графики сейчас общеизвестна, а тогда, будучи оглашена, вызывала упреки вовсе не искусствоведческого толка. Камерное, франкофильское, рафинированное искусство Алексея Успенского на девственно белых листах показывается теперь так, как могло бы экспонироваться на рубеже 1940-х - будто недавно нарисованное.



Тел.: 8-495-699-98-54
8-495-699-83-83
8-495-699-85-50