Москва, Б. Козихинский пер., 19/6 стр 1(вход в арку во двор дома 17) Тел.: +7(495) 699 9854, 699 8550 E-mail: gallery@ggallery.ru

С 22 мая по 19 июля 2009 года в "Галерее Галеева" проходит выставка "Самаркандия" ВИКТОРА УФИМЦЕВА (1899 - 1964).

    Многоликий Cамарканд вместил в себя многое: древнюю историю тимуридов и географию «Великого Шелкового пути», медицину и философию Авиценны, астрономию Улугбека. Вспомним, как здесь поверял поэзию алгеброй известнейший гедонист Омар Хайям, как мировая археология обогатилась открытиями Массона и Бартольда. Сюда же добавим величественные руины и великолепные архитектурные комплексы исламского зодчества, самаркандские шахматы – самые древние в мире (VII – VIII вв.). Примерно тогда же (750 год) здесь начали производить бумагу, опередив Европу на шесть столетий. Для более впечатляющей картины не хватает важнейшего элемента цивилизации - изобразительного искусства.

    Для русского человека ХХ века (в нашем случае — художника) — нет более родного, ласкающего слух названия азиатской столицы, не просто города, а универсального образа Востока, притягательного для творческого воображения и созидания. Из длинного списка угодивших в «сеть» Самаркандии упомянем лишь троих: Петров-Водкин, Кузнецов, Фальк. Самаркандия — это не просто сумма впечатлений и отражений, это особого рода философия и томительный соблазн.

    Среди тех, кто не устоял перед ним, был Виктор Уфимцев - «омский озорник», как назвал его Леонид Мартынов. После дерзких футуристических акций на сибирских просторах ему захотелось новой игры на неведомой территории, и в 1923 году он осуществил свое «паломничество в страну востока». Начал с Самарканда, которому остался предан на всю оставшуюся жизнь. И даже Бухара с Ташкентом, в которых он жил позднее, могут рассматриваться как продолжение Самаркандии.

   Русская «присяга» Самарканду всегда трактовалась как протест против европоцентризма, как осознание своей исключительности и своеобразия, не зря Наталья Гончарова публично «отряхала прах Европы» со своих ног и направляла свой «путь к первоисточнику искусств, к Востоку». Не случайно Павел Кузнецов искал вдохновения в азиатских шатрах и степях, позабыв о символистских фонтанах и грезах. Уфимцев окунулся в туркестанскую стихию, имея за плечами лишь хулиганство «Червонной тройки». Но и этот опыт бесценен, он говорит о Самарканде еще одним «наречием».

   Выставка представляет архив Уфимцева, который различными музеями страны долгое время расценивался как незначительный в сравнении с живописными произведениями художника. Но сегодня он как раз и выступает основой для понимания творческой и личной биографии Уфимцева. Архив содержит не только дневниковые записи, но и ценнейший документальный фонд: фотографии (в том числе снятые самим Уфимцевым, всерьез увлекавшимся фотоискусством), его рисунки и акварели, автографы многих соратников и коллег, их поэтические упражнения.

   Важная часть экспозиции – один из «Кусков жизни» Уфимцева: его авторский альбом 1924-1925 годов, состоящий из более чем 70 рисунков и акварелей. Ничто не может сказать о художнике больше, чем его иллюстрированный дневник - это яркий калейдоскоп самаркандской жизни, наполненный живыми впечатлениями, сдобренный мягким юмором, изобретательно и интересно рассказанный художественными средствами. Предназначенный для дружеского и семейного просмотра альбом может называться «книгой художника» с ясно очерченной творческой концепцией, что ставит его в ряд примеров русского авторского графического униката первой четверти ХХ века.

   Самаркандские «Куски жизни» Уфимцева являются в свою очередь продолжением его омских опытов по созданию рукотворных футуристических книжек. Один из них – изданный в 1921 году и известный лишь специалистам «Футуристы – сборник 1» - чудом сохранился в архиве поэта Л.Мартынова. Сборник напоминает малотиражные издания русского авангарда 1910-х гг. и содержит не только стихи омских поэтов, испытавших влияние Давида Бурлюка, но и изобразительный материал, исполненный в технике линогравюры. Он расширяет список уже казалось бы известных участников русского футуристического движения, вводит в научный обиход еще один «региональный» футуризм (авангард).

    Один из таких «авангардов» - узбекистанский - сегодня уже никем не оспаривается. Творчество Уфимцева 1920-х гг.сосуществует на равных с пластическими открытиями таких художников как Волков, Усто Мумин, Курзин, Тансыкбаев. Выставка призвана подтвердить этот статус художника на примере ранее малоизвестного материала, изученного с помощью специалистов Омского музея изобразительных искусств, а также государственных музеев Узбекистана (гг. Нукус, Ташкент, Самарканд).    Выставка, как и альбом, ее сопровождающий - «Уфимцев. Архив», приурочена к юбилейной дате - 110-летию со дня рождения мастера. В октябре 2009 года планируется показ этой выставки в Омском музее.

 КАТАЛОГ



Тел.: 8-495-699-98-54
8-495-699-83-83
8-495-699-85-50


SpyLOG